Роман "Горн Демонов" (отрывок)

Тем, кто всегда сомневается и задаёт вопросы, что остаются без ответов, посвящается

Мельница Бога,

Очень хороша,

Мельница Бога

Мелет не спеша.

Медленно, но верно

Ходит колесо.

Будет перемелено

Абсолютно всё.

Г. У. Лонгфелло

Пролог

333 года назад

Это было место, сокрытое от человеческих глаз, где время навеки остановилось, а в небе висела кровавая заря. Низкая трава багрово-оранжевого цвета была истоптана и сильно примята, но всё же находила в себе силы едва заметно покачиваться на ветру. По земле стелился серый туман, в воздухе пахло кровью, и привкус железа ощущался на языке. В предрассветный час на это поле сходились воины двух армий – рая и ада. Одни защищали небеса от вторжения других, и всегда исход битвы был предсказуем – демонов побеждали. Однако с каждым разом армия ангелов становилась слабее, даже не замечая этого. Это был ещё один день ещё одного сражения. Сталь звенела, доспехи раскалывались под ударами, клинки шипели в воздухе, а земля под ногами заливалась потоками крови, смешанными с перьями белыми и черными. Здесь не было слышно даже того, как бьётся сердце, только бесконечный шум боя и смех пожинающей свою страшную жатву Смерти. В ряды демонов один за другим прибывали новые, свежие силы. Среди всех прочих к полю шёл и воин, облачённый в облегчённые чёрные доспехи. За спиной у него висел лук и колчан со стрелами, а в правой руке демон сжимал меч. Оружие переливалось серебряным свечением, ловя на себе отблески зари. На лезвии были высечены мистические символы, значение которых было давно утеряно. Через узкие глазницы шлема воину было хорошо видно узкую тропу, ведущую к месту битвы. Мимо демона проходили другие, такие же готовые к сражению и в предвкушении самой настоящей бойни. Когда до кромки поля оставалось каких-то два метра, воин остановился. Подняв руку и раскрыв ладонь, демон посмотрел на появившиеся из ниоткуда в руке маленькие песочные часы. В верхней чаше почти не осталось чёрного песка. Песчинка за песчинкой они исчезали, падая вниз. Мгновение – и время, отсчитываемое ими, истекло. Демон окинул взглядом поле, багровые небеса, а затем воткнул меч глубоко в землю на краю поля сражений. Дальше воин снял шлем и, повесив его на эфес меча, развернулся и не спеша пошел прочь. Демон слышал, как его звали, и сколько удивления и непонимания было в голосах, но воин не обернулся. – Моя служба окончена… – прошептал он, раскинув руки, будто наслаждаясь внезапно обретённой свободой. Кто-то из демонов оглядывался снова и снова. Им казалось, что они видят там то ангела, то демона, а потом существо и вовсе исчезло, словно мираж…

Москва, февраль 2014 года

На город уже опустилась глубокая ночь, и вся столица была залита разноцветными огнями. Несмотря на холодную и промозглую погоду, людей в этот пятничный вечер на улицах становилось всё больше. Воздух наполнялся ароматами духов, цветов и шоколада. На Патриаршем мосту почти не осталось пешеходов. И некому было смотреть на замершую в небе Луну. Лишь изредка проходили парочки, крепко держась за руки и о чём-то весело переговариваясь. В центре моста, облокотившись на кованые перила, стояла девушка в длинном чёрном кашемировом пальто. На голову был накинут капюшон, который украшала переливающая голубым светом брошь в форме бабочки. Вокруг шеи намотан широкий вязаный белоснежный шарф в цвет её распущенных волос. В глазах глубокого синего цвета отражались блики Москвы-реки. Держа руки над водой, она перекидывала из одной в другую небольшой металлический кубик с разными символами на гранях. Храм с правой стороны тяжёлой серой тенью нависал над рекой. Его стены не излучали тепла, и даже золотые купола не могли наделить здание хоть каплей божественного присутствия. Мимо девушки медленно шла очередная парочка, то и дело останавливаясь, чтобы сделать ещё один «последний» снимок на телефон. С собой у них была целая охапка воздушных шариков и пакеты с подарками друг для друга. Вдруг на кубике зажёгся один из символов, затем другой. Потом их стало ровно семь.

– Простите? – обратилась к незнакомке в чёрном девушка, – вы не могли бы нас сфотографировать, пожалуйста. – Она улыбнулась во весь рот.

Незнакомка, молча кивнув, повернулась. Оглядев девушку с ног до головы, она убрала кубик в карман и взяла фотоаппарат.

– Спасибо! А можно на фоне храма? Ром, иди сюда! – замахала она руками. Незнакомка с любопытством посмотрела на молодого человека. Он не выглядел счастливым, явно был чем-то огорчён, но держался изо всех сил, стараясь не подавать вида. Глядя на них через объектив камеры, незнакомка видела куда больше, чем кто-либо из людей. – Улыбнись же, Ромка! – ткнула девушка парня в бок. – Вдруг поможет…

– Неужели ты думаешь, что фотка на фоне храма принесёт мне удачу? – буркнул он в ответ, – может, Богу просто плевать… – Роман скорчил подобие улыбки. Незнакомка подошла ближе и протянула ему фотоаппарат. Молодой человек встретился с ней глазами и в тот же момент почувствовал, как тепло стало в груди, и эта волна разошлась по всему телу.

– Неудача не означает, что Бог вас оставил. Это лишь означает, что у него есть лучший путь для вас, – тихо проговорила она, поправляя шарф.

Улыбнувшись одними губами, незнакомка пошла в сторону храма. Роман проводил её удивлённым взглядом. Было в этой девушке что-то неземное. На фоне этих мыслей он и думать забыл о своих навалившихся проблемах.

Спустя полчаса эта же девушка была уже на другом конце Москвы, в одном из спальных районов. Чем ближе она подходила к новенькой многоэтажке, тем отчетливей слышала сирены «скорой» и полиции. Свернув к нужному ей дому, она увидела скопление машин у одного из подъездов. Синие мигалки освещали тёмный двор голубым светом, словно маяки. Несмотря на холод, во дворе собралась толпа зевак, жаждущая кровавых подробностей. Люди оживлённо обсуждали произошедшее и вовсю строили догадки, не забывая делиться мыслями не только с окружающими, но и на своих страничках в социальных сетях. Незнакомка как ни в чем не бывало прошла через оцепление, и никто её не остановил. Войдя в подъезд, она прошла мимо заляпанных кровью почтовых ящиков, рядом с которыми стояли два полицейских и один работник прокуратуры. Оба лифта были отключены, кабины открыты и также залиты кровью, словно кто-то разделывал свою жертву прямо здесь. Кто-то просто вошел с ней в лифт и убил по дороге в квартиру.

– Господи… – услышала незнакомка тяжёлый вздох молодого лейтенанта, – как только земля таких маньяков носит?.. Ты видел тела? Говорю тебе, там ад. Я уже видел расчленёнку, но, чёрт побери, думал, меня вырвет прямо на месте преступления. – Мужчина, достав платок, шумно высморкался.

– Скажи спасибо, что нам не придётся этим делом заниматься. По виду так очередной «глухарь». Только маньяков в районе не хватало.

– Ребята, – перебил их старший по званию, занимавшийся отпечатками на ящиках, – давайте вы уйдёте, что ли, другими делами займётесь. Мы тут сами справимся. Ей-богу.

Девушка медленно поднималась на третий этаж, куда вёл кровавый след. Она сняла капюшон, и белые как снег волосы рассыпались по её плечам. Дверь квартиры была открыта. Рядом стоял фотограф и делал снимки для дела. Встретившись глазами с девушкой, он кивнул в знак приветствия, словно признав в ней коллегу. Перешагнув через порог, она оказалась в узком коридоре, ведущем в гостиную, где за столом сидели трое мужчин. Один записывал показания, видимо, свидетеля, другой молча осматривался по сторонам, выискивая какие-либо зацепки.

– Говорю вам, – голос свидетеля дрожал. Он пытался себя контролировать, но шок от увиденного в соседней комнате не оставлял его даже после стакана водки. – Эти семеро даже не были знакомы! Я всех друзей моего племянника знаю! Да и хороший он парень… был. – Мужчина закрыл лицо руками. – Никогда на него нареканий в семье не было… отдал бы я ему свою квартиру, будь он наркоман какой?.. – Полицейские понимающе кивали и продолжали записывать.

Девушка бесшумно прошла дальше по коридору и остановилась напротив входа в спальню, где и были зверски убиты семь человек. Всем не больше двадцати пяти. Изувеченные тела, изрезанные, со вспоротыми животами и выпотрошенные, лежали сваленными в кучу, одно на другое. У всех были вырваны руки, отсутствовали глаза и язык. Девушка перевела взгляд на стену, где кровью жертв были нарисованы весы. Левая чаша перевешивала правую. Над ними было написано: «Грешники всегда остаются грешниками». Снова посмотрев на изуродованные тела, она перевела взгляд на письменный стол. На нём раскрытым лежал дневник. Она подошла ближе и открыла последнюю страницу. Там была лишь одна фраза: «Я стал другим человеком. Наверное, Полина права, теперь я смогу найти свой путь к свету». Незнакомка провела пальцем по надписи и краем глаза заметила слабое свечение у окна. За стеклом парил никому невидимый серый сгусток, похожий на шаровую молнию. Он пульсировал, словно желая что-то сказать. Девушка открыла створки. Шар влетел в комнату и завис над только что расцветшим кактусом.

– Полина, – услышала она тихий голос одного из убитых, – спасибо, что попыталась спасти меня.

Незнакомка взяла кактус с подоконника и понюхала цветок.

– Никогда не поздно стать тем, кем ты хочешь быть, Андрей, – прошептала она, глядя на сгусток энергии, парящий на уровне глаз. – Даже в аду…

– Эй, ребята, – вошёл в гостиную фотограф, – а где эта девушка с белыми волосами?

– Что? Какая ещё девушка? – удивился следователь.

– Ну как же?.. Прошла вот минут пять назад… в комнату с трупами входила. Оба полицейских подскочили с места и кинулись в спальню, но никого там не увидели. Лишь бабочку с голубыми крыльями, которая растворилась в воздухе у них на глазах.

– Кто вы? – спросил фотограф, когда Полина проходила мимо него. Девушка приложила указательный палец к губам, призывая мужчину молчать. Тот во все глаза смотрел вслед незнакомке. —Вы её не видели, что ли? – спросил он у коллег.

– Признайся, Олег, снова пил? Ты завязывай давай, – покачал мужчина головой. – Печень-то не казённая, – похлопал он его по плечу, возвращаясь в гостиную.

В пятничный вечер на Саввинской набережной было как никогда многолюдно. На парковку ночного клуба «Сохо» вереницей тянулись дорогие иномарки, из которых высаживались разодетые красавицы и в сопровождении своих кавалеров или толпы подружек выстраивались на фейсконтроль. Четырнадцатое февраля в этом респектабельном заведении обещало быть незабываемым и в чем-то волшебным. Кроме того, сегодня был и день рождения известной среди местной тусовки личности, которую многие сердцеедки хотели прибрать к рукам как последнего завидного холостяка. Полина некоторое время стояла через дорогу напротив входа, внимательно рассматривая гостей, послушно выстроившихся в длинную очередь. Заметив знакомое лицо, она проводила его презрительным взглядом и, скинув капюшон, пошла ко входу. Девушка прошла, и её снова никто не увидел, лишь один из охранников почувствовал волну тепла и заметил впорхнувшую в клуб призрачную бабочку. Расстегнув пальто и распахнув его, девушка стянула с шеи шарф. Внутри было невероятно шумно, особенно ближе к бару и сцене, где готовился выступать очередной именитый диджей. Полина сразу заметила того, кого искала, в вип-ложе, на диване, обитом красным бархатом. Оттуда открывался вид на нижний этаж, где за барной стойкой собрались гости именинника. Она пошла вперёд, ни на кого не обращая внимания, будто невзначай проводя двумя пальцами правой руки по столам, на которых стояли бокалы с коллекционным шампанским для особенных гостей. Поднимаясь по лестнице в ложу, Полина слышала, как шумели и смеялись там, наверху, и даже её появление не могло омрачить празднование. Диджей поставил ритмичный трек, и толпа взвыла от удовольствия, извиваясь под электронную музыку. Девушка остановилась напротив столика, встав у самых перил, ожидая, когда её заметит виновник торжества.

 

Спустя пару минут загораживающие обзор люди ушли, и именинник увидел незваную гостью. Его миловидное, модельное личико скривилось в брезгливой гримасе. На вид ему было не больше восемнадцати, но мало кто знал его истинный возраст. Сероголубые глаза не блестели, они были словно мутное стекло. Его фарфоровая кожа, предмет зависти многих женщин, казалось, светилась изнутри. Этот парень излучал свет и тепло, от которого по спине пробегал холодок. Коротко стриженные, намеренно небрежно уложенные чёрные волосы со светлыми прядями спадали на лицо именинника. Чем дольше Полина на него смотрела, тем отчетливей видела его белые крылья за спиной, а некоторые перья были запачканы кровью.

– Дукáн! – коснулась его руки одна из женщин, – ты снова ушёл в себя, в день рождения так нельзя! А ну-ка, возвращайся к нам! – она недовольно, картинно надула губы. Парень не отреагировал, лишь отдёрнул руку. – Не помню, чтобы я тебя приглашал, – тихо сказал он, смерив Полину недовольным взглядом и беря со стола бокал с коктейлем дикого оранжевого цвета. – Тебе здесь не рады, – закинул он ногу на ногу, откидываясь на спинку дивана. – Пошла вон, демон. – Девушка ухмыльнулась, её глаза сверкнули. В этот момент кто-то из гостей внизу взял со стола первый попавшийся напиток и сделал глоток. Сразу же выплюнув его.

– …Вода? Тьфу! Это что, шутка такая?! – возмутился мужчина, вернув бокал обратно и поспешив в бар. Он не заметил, как его проводила взглядом наблюдавшая за ним молодая женщина, сидевшая в углу зала в гордом одиночестве. Перед ней на столике стояла чашка чёрного кофе, и жидкость сама закручивалась в водоворот, словно размешивая себя невидимой ложкой. Полина сделала шаг вперед, отчего Дукан сильней ощутил исходящий от беловолосой девушки холод.

– Думаю, твоим спутницам стоит удалиться на время.

– Думаешь, я не разберусь с их воспоминаниями?.. Давай быстро, чего тебе?

– Ты сегодня убил семерых. Их срок ещё не пришёл. – Оу, – потёр он подбородок, – с каких это пор демону знать о делах Смерти? Это никогда не было в твоей компетенции.

– И тем не менее. У них в запасе были ещё десятки лет. – Дукан поднял руку вверх, перебивая девушку.

– Не понимаю твоего недовольства, Поля. – Он хмыкнул, отчего-то его забавляло звать этого презренного демона уменьшительно-ласкательно, полагая, что унижает её тем самым. – Их души были темней адской ночи. Их место в пекле. Я просто отправил их туда раньше. Сделал себе такой вот подарочек, – пожал он плечами. – Радуйся, сможете воспитать из них парочку-другую храбрых воинов для вашей жалкой армии.

Полина продолжала равнодушно смотреть на ангела смерти, понимая, что он действовал отнюдь не по собственному желанию и не просто так.

– Почему именно их, почему сейчас?

– Хм-м, отчего такая забота? Новобранцы вроде не твоя тема. Кто ты там, демон-искуситель? Шла бы заниматься своими делами и не лезла в дела Небес.

– Твой хозяин чего-то испугался? – не обращая внимания на его нападки, продолжала спрашивать Полина.

– Хозяин? Ты меня с кем-то путаешь. Да и чего бояться ангелу смерти? – вскинул он брови.

– Хотя бы того, что те семеро встали на путь исправления.

– Хах! – Дукан громко и звонко посмеялся, его гости радостно подхватили, и вот уже двенадцать человек весело смеялись, сами не зная почему, но получая от этого необъяснимое удовольствие. – Грешникам нет места на дороге к очищению. Это миф. Их место в аду, среди тебе подобных.

– Что ж, – девушка откинула волосы назад взмахом руки, – пеняй на себя.

– Ух ты! Демон угрожает мне?

– Видишь ли, Дукан, – сложила она руки на груди, опуская глаза и рассматривая мозаичный пол, – за каждый свой поступок или мысль любое творение Бога должно нести ответственность. Раз уж ты посвоевольничал, и за это придётся поплатиться.

– Убирайся! – крикнул на неё ангел, явно не желая больше терпеть её присутствия. Девушка, улыбнувшись одними губами, развернулась и медленно спустилась вниз. Остановившись у стола с бокалами шампанского, которое на вкус было как вода, она закрыла глаза и чуть склонила голову. Она не видела, но молодая женщина теперь внимательно следила за ней из дальнего угла зала. Полина пошла к выходу, ведя двумя пальцами левой руки по столам с напитками. Демон не успела покинуть зал, как ведущий вечера объявил время тоста в честь именинника.

– Дамы и господа! – обратился он к гостям, – поднимем бокалы этого замечательного шампанского и выпьем за здоровье и долгую жизнь нашего почтенного и любимого Дукана! Гости взяли по бокалу со столов.

– Да какое к чёрту шампанское! – отмахнулся мужчина у барной стойки, – воды налили, а ещё вякают… жмот этот Дукан, задурил людям голову. – Но никто не обратил внимания на возмущение перебравшего с алкоголем гостя.

– За Дукана! За самого настоящего ангела! – пролепетала в микрофон миловидная блондинка, и все подняли бокалы, а спустя мгновение сделали по глотку.

Полина покинула зал, и через пару секунд ровно двадцать один человек упал на пол. Минуту их тела содрогались от конвульсий, а на вторую их сердца словно взорвались изнутри. Из глаз жертв ручейками побежала кровь, медленно застывая на холодном полу. Даже громкая музыка не могла заглушить крики людей и панику, охватившую их. Дукан вскочил с места, бросаясь к перилам. Он во все глаза смотрел на произошедшее и не мог в это поверить. Его миловидное лицо стало бледнее, и в глазах застыла ярость. Ангел спрыгнул вниз и поспешил к выходу.

Молодая женщина не спеша допила свой кофе, поднялась с дивана и пошла следом за ангелом смерти, переступая через мёртвые тела. Она остановилась у столика и, взяв бокал с шампанским, поднесла его ко рту.

– Сначала вода… – произнесла она одними губами, – потом яд… Но демонам это не под силу. – Она осеклась, встретившись взглядом с мужчиной, что пробовал этот напиток и остался жив. – Поздравляю, – улыбнулась ему незнакомка в чёрном трикотажном обтягивающем платье с длинными рукавами, – сегодня смерть обошла вас стороной, дав ещё один шанс на исправление…

– Эм-м?.. Не понял, – покачал он головой, но не успел и моргнуть, как женщина уже покинула зал.

Дукан выбежал на улицу и, заметив удаляющуюся фигуру демона, бросился следом.

– Стой, тварь! – крикнул он, оказавшись на безлюдной набережной. Белоснежные крылья за его спиной нервно двигались, а в руках он крепко сжимал заряженный арбалет. – Кто дал тебе право убивать светлые души?! – он поднялся в воздух. – Я требую сатисфакции!

Мгновение – и девушка пропала из виду. Дукан озирался по сторонам. Вдруг он услышал взмахи огромных демонических крыльев где-то сзади. Он резко развернулся, выстрелил, но стрела прошла далеко мимо. Перед ним был один из высших демонов в чёрных доспехах, запятнанных кровью многих врагов. Тёмная кожа, изрезанная старыми шрамами, излучала серебристый мутный свет. Когти сверкали, словно клинки. Враг оскалился, оголяя острые как бритва клыки. Полина сделала оборот в воздухе, и в следующую секунду сверкнувшая в её руках двухсторонняя золотая глефа рассекла воздух перед лицом ангела смерти. Он отшатнулся, но было поздно: острое лезвие оставило глубокую царапину на его лбу, из которой тут же потекла кровь. Дальше Полина со всей силы пинком ноги столкнула Дукана вниз. Тот не смог удержаться в воздухе и упал. Демон налетел сверху. Прижав Дукана к земле, она направила острие глефы на его шею.

– Жалкий ангел смерти просит у меня сатисфакции? – тихо спросила она. – Но ведь это была расплата за твой проступок, – чуть наклонив голову, тихо сказала девушка. – Таковы правила Бога.

– Месть? – ухмыльнулся ангел, пытаясь дотянуться до валяющегося рядом арбалета. Полина наступила ногой на его запястье и сильно прижала. Дукан поморщился от боли. – Тёмным душам не место среди людей… – прошипел он, – но мои гости, они все призваны Небом! Ты за это поплатишься!

– Отчего же ты не рад, Дукан? – ухмыльнулась Полина, чуть склонившись над врагом. – В вашем полку прибыло. Теперь вы сможете воспитать из них воинов для вашей «великой» армии. – Она отпустила его, и сильные чёрные перепончатые крылья подняли её над дорогой. Ангел молчал.

– Тебе это с рук не сойдёт, – прошептал он, вставая на ноги и подбирая своё оружие.

– Это только начало. Ты хочешь войны, ты её получишь!

– Глупый маленький ангел, – покачала головой Полина, вновь принимая свой человеческий облик и опускаясь на землю. – Война между Раем и Адом не заканчивалась никогда. Она всё ещё идёт…

– Тогда оглядывайся почаще, тварь. – Ангел вытер со лба кровь. – За тобой могут прийти раньше времени.

– Да-да, – кивнула Полина, – внеси меня в свой список…

Секунда – и девушка исчезла. Лишь призрак бабочки порхал над головой Дукана, а затем полетел в сторону реки. Осмотревшись по сторонам, ангел заметил нескольких людей, во все глаза шокированно наблюдавших за происходящим. Недовольно покачав головой, он провёл по воздуху рукой, стирая их воспоминания. Ему показалось, что в этот момент за ним кто-то наблюдает, но никого подозрительного он не увидел.

Полина долгое время гуляла по городу, сворачивая то в одну сторону, то в другую, будто ища что-то или кого-то. Демон не смотрела на названия улиц, да это было и не важно. Она вглядывалась в лица, в человеческие души и не видела в них ничего привлекательного для себя. Девушка шла по заснеженной дороге, освещаемой жёлтыми фонарями, и любовалась беззвёздным небом, ловя ртом снежинки, медленно падающие сверху. Несмотря на холод, в воздухе висел запах медикаментов и больниц, коих тут было много. И над каждой из них демон видела бесчисленное множество серых и светлых сгустков, что именовались душами. Одни устремлялись вверх, другие же – вниз. Она улыбнулась своим мыслям, когда вдруг заметила на оживлённой Садово-Спасской напуганного до полусмерти котёнка, который хотел лишь одного – добраться до безопасного места. Животное кричало, ища помощи, а проносящиеся мимо машины пугали его ещё сильней. Сжавшись в комок, он, казалось, молился своим неизвестным людям богам. Полина заметила порхающую над котёнком едва видимую призрачную серебряную бабочку, с чьих прозрачных крыльев осыпалась звёздной пылью пыльца. Не медля ни секунды, девушка вышла на середину дороги. Машины проносились мимо, не замечая её. Лишь пара водителей, летевших по другой стороне, увидели странную женщину посреди улицы, поднимающую с земли грязный комок шерсти, охрипший от криков. Почувствовав тепло её рук, котёнок открыл глаза.

– Ну здравствуй, малыш, – сказала Полину чёрному как смоль котёнку, который сам не знал, как очутился посреди этого земного ада. – Мама тебя не учила ещё не заходить в зеркала?.. – улыбнулась она, прижимая его к себе, а животное во все глаза смотрело на свою спасительницу.

Она перешла дорогу, унося котёнка подальше от опасности. На противоположной стороне улицы, в начале Ананьевского переулка, в угловом доме на первом этаже расположился недавно открытый небольшой бар-ресторан. Аккуратная вывеска переливалась серебристым светом, а над последней буквой была изображена бабочка. Полина ступила на тротуар, не отрывая глаз от вывески.

– Лептир… – вслух произнесла она, – бабочка?..

Девушка подошла к окну, подсвечиваемому изнутри розоватым светом в честь Дня всех влюблённых. Внутри – яблоку негде упасть, все места заняты, а официанты носятся как ошпаренные, выполняя заказы. Однако не суета привлекла внимание демона и вовсе не парочки в окружении шариков и цветов. Полина как зачарованная смотрела на молодого мужчину за барной стойкой, который умело смешивал коктейль по одному из своих фирменных рецептов. Она всё сильней всматривалась в его лицо и поражалась тому, как сильно он был похож на кого-то, кого она знала когда-то. Это был словно оживший призрак, снова вернувшийся к ней из глубины веков. Котёнок, проследив взгляд спасительницы, также уставился на человека, словно тоже увидев в нем что-то необычное.

– Там есть зеркало, – прошептала девушка, кивнув на окно, – тебе подойдёт. – Животное дёрнуло ухом, показывая, что уже нашло себе отличное и тёплое место в шарфе демона. – Идём! Проверим, не врут ли нам глаза…

Полина потянула тяжёлую деревянную дверь на себя, и лёгкий перезвон колокольчиков оповестил хозяина, что пожаловал новый гость. Миловидная девушка, одетая в вязаное платье цвета фуксии, поприветствовала её на входе. Она с нескрываемым любопытством рассматривала необычного вида волосы посетительницы, которые так изящно сочетались с её глубокими синими глазами и одеждой тёмного цвета. От незнакомки исходили тепло и холод одновременно.

– Добрый вечер! – пролепетала совсем юная хостес, – у нас, к сожалению, сейчас нет свободных столиков, но вы можете подождать в баре…

– Мне не нужен столик, – ответила Полина, покачав головой. – Место в баре – самое то для одинокого посетителя. – Гостья расстегнула пальто, продолжая держать котёнка завёрнутым в шарф.

– Что ж, у нас в баре много одиночек. Как знать, может, вы уйдёте не одна, – улыбнулась девушка. – Проходите, пожалуйста, – указала она рукой в сторону длинной, высокой барной стойки из массива дуба. В каждом небольшом углублении была вырезана бабочка, покрытая позолотой. Точно такая же присутствовала и на спинках высоких стульев, обитых мягкой тёмно-красной кожей.

Освещение было приглушённым, камерным и тёплым. Создавалось впечатление уюта и интимности. За маленькими круглыми отполированными до блеска столиками сидели парочки и уплетали изыскано выполненные десерты, запивая их ароматными напитками. На каждом столике стояли две свечки и по маленькому подарку в виде конфет в честь праздника. Из динамиков лились тихие песни на французском, выдававшие страсть хозяина к старому парижскому шансону. Лампы в изящных бежевых абажурах с бахромой, свисавшие над барной стойкой, светили достаточно ярко, чтобы идеально чистые подвешенные бокалы переливались всеми цветами радуги и слепили глаза. Полина прошла в самый конец, к свободному стулу, что стоял как раз рядом с расписанным цветами зеркалом, которое служило продолжением стены. Котёнок высунул голову из шарфа, как только демон села. Он огляделся и принюхался. Демон посадила его на стойку и подтолкнула.

– Ступай, – шепнула она, – Уверена, тебя там уже заждались, – улыбнулась Полина.

#СветланаЖуравская #Журавская #писательница #мистика #АдВерде #ГорнДемонов #Ангелы #Демоны

Светлана Журавская © 2013-2020